Причины появления и распространения социологии в России.
Страница 3

Социологическая информация » Развитие русской социологии в России в XIX веке » Причины появления и распространения социологии в России.

Уже первые историки русской социологии, как отечественные, так и зарубежные (Н. Кареев, О. Лурьев, Ю. Геккер), верно, заметили, что главные теоретические достижения социологической мысли в России были одновременно ответом на вопрос: "Что считать наиболее важным для блага народа?". Свое стремление помочь угнетенному народу (часто беспомощное) русские интеллигенты переносили в писательскую и исследовательскую деятельность, не очень их разграничивая. Отсюда публицистичность социологической литературы в России, ее подчеркнутая гуманистическая ориентация, совпадающая с литературной ориентацией на страдающего человека, хотя в итоге не обошлось и без "веховского" высмеивания этой линии, и сциентистского отрицания ее. В свою очередь русская реалистическая литература конца XIX века жадно впитывала социальную проблематику, так что отнюдь не преувеличением звучат слова Г. В. Плеханова: «У художника Горького и у покойного художника Г.Успенского может многому научиться самый ученый социолог».

Взаимодействие художественной литературы (особенно публицистики) и социологии — важная тема, требующая самостоятельного рассмотрения. Укажем здесь только на то, что имена Спенсера, Конта, Михайловского и других социологов, их высказывания, названия трактатов и систем столь обильно замелькали в устах литературных героев и в авторской харак­теристике их, что это обстоятельство обратило невольное внимание литературных пародистов. В одном из произведений А. Чехова даже появился лакей — страстный любитель чтения, читающий все подряд от вывесок лавок до сочинений . О. Конта.

Одновременно действию отмеченных факторов мешали (иногда в существенной степени) многие патриархально-традиционные элементы старого общества и культуры. Прежде всего, следует упомянуть долгую вражду с царской администрацией. Боязнь мертвящего воздействия последней на социальную науку — общая черта психологии русских научных кругов. Вспомним хотя бы "высочайшие" решения Павла I и Николая I, запрещавшие официальное использование терминов "общество", "революция" и "прогресс". В пору крепостного права верхи сознательно вытравляли из печати любые возможности обсуждения социально-политических проблем, предлагая общественному мнению затяжные толки о том, быть или не быть на будущий год итальянской опере в Петербурге. После реформы возникают и растут социальные слои, с мнением которых приходилось считаться: соответственно этому меняются формы самого "ответа". Причем дело, конечно, не в простом ограничении научного лексикона (хотя и это весьма показательно!), а в том, что абсолютизм и православный провиденциализм были преградой объективному рассмотрению социальных проблем. Вот один типичный пример.

В "Русском деле" (1866, №33) была опубликована анонимная статья с выразительным заголовком "Самодержавие по-ученому ." Автор злобно нападал на "крамольный позитивизм", по которому русский государственный строй объявлялся лишь . "стадией мирового развития государственности", и, следовательно, преходящим состоянием общества. Далее следовал провокационный вопрос: "Да разве можно подобную дичь читать с государственной кафедры?". Ответ на этот вопрос предлагалось искать уже другим "государственным" учреждениям.

Сопротивление со стороны титулованной рутины любым научным нововведениям, учебным программам и планам превращало, как признавались различные исследователи, иногда даже довольно невинные явления (чтение книжек не только по социологии или политической экономии, но даже по бактериологии, гигиене, санитарии и биологии) в дело . политики, в процесс полулегальный. Не только студент, но и уже сложившийся ученый не был застрахован от доносов, нелепого контроля, всевозможных внешних помех в исследованиях и процессе обучения. <Жуткое чувство испытывает тот, кому приходится заниматься историей науки в России, - говорил академик С. Ф. Ольденбург, — длинные ряды "первых" томов, "первых" выпусков, которые никогда не имели преемников; широкие замыслы, как бы застывшие на полуслове, груды ненапечатанных, полузаконченных рукописей. Громадное кладбище неосуществленных начи­наний, несбывшихся мечтаний…

В этой ситуации подавляющая часть русских социологов, так или иначе, была жертвой полицейского пресса. Это другая особенность нашей социологии, отличающая ее от западной. Ссылки, вынужденная эмиграция, тюрьма, увольнения, грозные предупреждения и т. п. - вот вехи биографии Д.Щапова, Л. Оболенского, Я. Новикова, П. Лаврова. М. Ковалевского. Л. Петражицкого, Л. Мечникова, С. Южакова, Н. Стронина, Е. Де Роберти, Б. Кистяковского, П. Сорокина. А ведь многие из них были людьми далеко не радикальных настроений.

Страницы: 1 2 3 4


Статус личности и престиж как основа стратификации общества
Относительно устойчивые, стандартизованные и регулярно воспроизводимые элементы социальной системы образуют ее структуру, тот конкретный механизм, который обеспечивает нормальное функционировании и стабильность. В качестве стабильных и у ...

Соотношение нации и индивида
Исходя из того, что величина системы не равна сумме величин элементов[28], можно говорить, что некоторые вопросы имеют малую значимость для индивида, но являются ключевыми для системы. Этим пользуются «политические лоббисты» – апеллируя к ...

Студенческая семья
Молодежный возраст – период важнейших социальных и демографических событий в жизненном цикле человека: формирования мировоззрения, структуры личности, выбора социальных и профессиональных ориентиров, начала трудовой деятельности, создания ...

Поиск
Новое